Дети для Китая? Адвокат осуждённой суррогатной мамы о подробностях дела

В Красноярске впервые в стране осудили суррогатную маму – гражданку Казахстана. Ей дали реальный срок – три года в исправительной колонии общего режима. Суд встал на сторону прокуратуры, которая настояла на том, что женщина ребенка продала.

Эта одна из фигуранток громких дел о центре «Дидилия», где рождение детей для китайских мужчин было поставлено на поток. По меньшей мере, таких младенцев 20. Столько же женщин, которые их выносили.

Адвокат осужденной – известный московский юрист и телеведущая Людмила Айвар – 3 августа подала апелляцию на решение суда. Она считает такой приговор крайне несправедливым. Корреспондент krsk.aif.ru пообщался с правозащитницей.

Корреспондент krsk.aif.ru Татьяна Бахтигозина: Людмила Константиновна, почему вы взялись за это дело?

- Темой суррогатного материнства занимаюсь с 1996 года, когда в России его разрешили. Меня она интересует не только, как практикующего адвоката, но и с научной точки зрения, как профессора и доктора юридических наук. Сейчас я также веду громкое дело Европейского центра суррогатного материнства и представляю интересы генетических родителей в разных регионах страны.

Мое глубокое убеждение – суррогатное материнство – это благо. И сурмама не может быть обвиняемой по уголовному делу, тем более в торговли детьми. «Инкубатор для рождения», «матка в аренду» - называют этих женщин в СМИ и соцсетях. Возможно это грубо, но, по сути, так и есть. Закон в данном случае разрешает им зарабатывать своим телом.

Поэтому, когда возникло дело Яндиевой, решила в нем поучаствовать. Я приезжала на все заседания в Красноярск. Когда будут рассматривать апелляцию также прилечу. Другими делами по «Дидилии» я не занимаюсь.

- Вы подали апелляцию. Но каковы шансы, что приговор пересмотрят?

 

- Изначально были велики шансы, что вынесут оправдательный приговор. Но здесь больше не юриспруденции, а политики и общественного мнения. Дело моей подзащитной вплетено в основное уголовное дело по сотрудникам «Дидилии». Поэтому мне кажется, что суд пошел на поводу у обвинения, дабы не ломать конструкцию.

Я думаю, что мы дойдем до последней инстанции, чтобы доказать отсутствие  какого-либо умысла на продажу. Я понимаю, когда выносят приговоры по матерям действительно продавшим своих детей. Но если женщина вынашивает ребенка других генетических родителей, участвует в программе суррогатного материнства и получает за это деньги, тут нельзя говорить о торговле людьми. Она же была уверенна в законности программы и доверяла тем, кто ее сопровождает.

 

Тут скорее можно говорить об неосведомленности моей подзащитной в неправомерных действиях (если они будут доказаны) центра, с которым она заключила договор.

Закон не запрещает?

- Но она оформила на себя ребенка, а потом написала доверенность на «Дидилию», получила деньги и уехала к себе на родину. Это и ставят же ей в вину?

- Ее изначально обвиняют в том, что был умысел о продаже ребенка.

У нас есть прецеденты, в том числе озвученные Генпрокуратурой, о том, что оформление суррогатной матерью ребенка не себя, не является торговлей.

Мы должны понимать в интересах кого действовала моя подзащитаня. Она все делала в интересах ребенка. Если бы Яндиева не оформила младенца на себя, как и остальные сурмамы «Дидилии», то он был бы сиротой, которого могли бы отдать на усыновление. Но у ребенка есть генетический родитель. Из-за пандемии он не смог приехать и оформить сразу малыша на себя.

Яндиева самого рожденного никакому не передавала и даже в руки его не брала. Она была введена в заблуждение третьими лицами.

- А как должно было быть?

- Отец приезжает на роды. Суррогатная мать пишет согласие на оформление ребенка на генетических родителей. Что Яндиева и сделала, кстати. Потом мужчина обращается в ЗАГС, где ему отказывают, так как он одинокий отец. С этим отказом и генетической экспертизой идет в суд, который признают незаконность отказа и обязывает выдать свидетельство рождение на ребенка с прочерком в графе мать и с указанием единственного генетического родителя. И таких решений по одиноким отцам в нашей стране было более 2 тыс. Не только по иностранцам. Все же знают про детей и Киркорова и Лазарева – это клиенты моего подзащитного по московскому делу.

- А отец в итоге приехал из Китая в Красноярск?

- Да, он сейчас в Красноярске. 21 июля он вместе с ребенком посетил лабораторию, где они сдали генетический материал. В середине августа будет готова экспертиза. И он будет участвовать в заседаниях Кировского районного суда по иску о передачи ему ребенка.

Но сейчас сложно рассуждать, чем это закончится. Если бы суды действовали по закону, то дети уехали бы в родные семьи, как это было до недавнего времени. Во всяком случае в Сосновоборске суд уже вынес решение об отказе, несмотря на то, что там была предоставлена генетическая экспертиза. Боюсь, что эта тенденция распространится и дальше.

 

- А суррогатные матери могут забрать себе этих детей теперь?

- Нет не могут, они обвиняются в совершении преступления. Я слышала, что некоторые женщины делали попытки забрать детей.

- А как вы расцениваете действия «Дидилии», получается центр подставил этих мам?

- Я тут не могу оценивать, у них другие адвокаты. Но все же считаю, что «Дидилия» допустила ряд ошибок, которые привели к такому исходу. Может они это сделали из-за незнания закона или его несовершенства.

- Ну, а как же позиция, что эти дети могут оказаться в опасности, как только уедут в Китай? Якобы там невозможно отследить его судьбу.

- Ребенок передается родному отцу, он уезжает на свою историческую родину. Почему тут кто-то из России отслеживать его судьбу. Он просто был рожден не территории нашей страны. Это же не усыновленный ребенок. Хотя до недавнего времени и судьбу усыновленных никто не отслеживал.

Своих могут отобрать

- И еще один момент. А как гражданка Казахстана смогла стать суррогатной мамой в России?

- В законе нет запрета иностранкам становиться суррогатными мамами в России.

- Но сейчас же пытаются запретить иностранцам вообще участвовать в суррогатном материнстве.

- В Госдуме в первом чтении приняли законопроект, который запрещает суррогатное материнство для иностранных граждан, то есть рожать по этой программе для них, возможно, будет нельзя. Но что мамой не может быть иностранка, такого там нет.

 

Опять же если вернуться к нашему делу. Программа суррогатного материнства была не в России, а в Камбоджи, где моей подзащитной провели процедуру ЭКО. Ребенка она вынашивала в Казахстане. Только роды прошли в России.

- Если приговор все же останется в силе, то ваша подзащитная останется в колонии в России?

- По тому сроку, который ей назначили, уже может быть условно-досрочное освобождение, так как женщина провела 16 месяцев в СИЗО и может выйти по одной второй.

Она мать-одиночка. У нее двое маленьких детей. Старшая должна идти в школу в этом году, а сын еще ходит в детский сад. И с этим приговором у нее возникают серьезные проблемы. Так как ее обвинили в торговле детьми, ее могут лишить родительских прав на собственных.